features



Бурное веселье

English
Апрель 2008



Ретроспектива-перспектива 2007/2008

Продолжается... Рост продолжается, непоколебимо, без всяких признаков конца и края. Ежемесячно через швейцарскую таможню отгружается часов на более чем миллиард (да-да, именно “ард”) швейцарских франков. И этот показатель — единственный статистически подтвержденный, по которому можно судить об объеме экспорта швейцарской часовой отрасли. Мало того, это лишь та величина экспорта, что заявлена швейцарскими часовщиками, о чем Швейцарская федерация часовой промышленности особо предупреждает: “Все обнародованные Федерацией статистические данные относятся к показателям экспорта, а не к показателям объема продаж конечным потребителям, следовательно, такие показатели могут отличаться”.
Безусловно, заявленные часовщиками объемы экспрорта в денежном выражении и объемы продаж в конце цепи поставок могут порядком отличаться. Но каковыми же могут быть реальные данные объема продаж конечным потребителям, если заявленные объемы продаж составили в 2007 году рекордные 16 млрд швейцарских франков? Какую поправку надо сделать для этого значения, чтобы получить хоть приблизительную оценку совокупного товарооборота швейцарской часовой отрасли? В пять, шесть, семь... десять раз? Давайте вы сами займетесь подсчетами.
В 2007 году часовой экспорт Швейцарии возрост на 16,2% — рекордный показатель за последние 18 лет, т. е. с 1989 года, когда был зафиксирован рост в 19,6% при показателе экспорта, равном 6 млрд франков. (В преддверии выставки в Базеле в 1990 году наш журнал назвал ее “ярмаркой оптимизма” и возвестил о “возвращении механических часов”, отметив, что в период с 1988 по 1989 гг. продажи этих часов возросли на невероятных 600%!) А январь 2008 года более чем подтвердил эту тенденцию, поскольку за один этот месяц экспорт часов возрос на 23,4% в сравнении с январем 2007 года.
При такой коллекции рекордов следует отметить, что в январе 2008 года дела поправились во всех ценовых категориях, что, возможно, знаменует восстановления среднего ценового сегмента швейцарской часовой продукции. Сообщая об этом, Федерация отмечает: “В январе все ценовые сегменты показали хороший результат. На общем фоне выделялся сегмент часов стоимостью свыше 3000 евро (экспортная цена), зафиксировавший рост на почти 40% в стоимостном выражении и почти на 45% в абсолютном. Остальные сегменты возросли в среднем на 11,7% или на 6,3% в абсолютном выражении”.

Поезд из одних локомотивов
Все это подтверждает тенденцию, отмечаемую последние несколько лет. Сегмент высококлассных моделей является локомотивом поезда, который в скором времени будет состоять из одних локомотивов. К этому можно добавить, что данный хит-парад объемов экспорта напоминает стремительную перемену в геополитическом раскладе: азиатские страны изменили ландшафт основных европейских рынков и низвергли с трона США, которые до недавнего времени были крупнейшим экспортером швейцарских часов. В январе 2008-го крупнейшими рынками часовой продукции швейцарских брендов были: Гонконг (рост на 34% при общерыночной доле в 30%), США (рост на 11% при общерыночной доле в 27%), Япония (рост на 10% при доле рынка в 12,7%), Китай (невероятный рост на 85% при доле рынка в 10,3%), Франция (рост на 17% при доле рынка в 9,8%) и Сингапур (рост на 53,4% при общерыночной доле в 9,5%).
На общекитайский рынок (включающий Гонконг, Китай и Сингапур) ныне приходится каждая вторая пара часов, экспортируемых из Швейцарии. Рост экспорта на эти рынки в среднем составил 57%. Китайцы падки до Swiss Made и, похоже, не собираются умерять свои аппетиты. Провоцируемый ими рост продолжается.

Китайские аппетиты
Одно из неожиданных проявлений китайской тяги к Swiss Made, несомненно, нашло свое выражение в недавнем поглощении мощной часовой группы STM, контролирующей Soprod (ежегодно производящей около 200 000 механических калибров, модулей и комплектующих), Indtec (производящей в год 90 млн кварцевых механизмов, или 10% от мирового объема их производства, и 75 000 механизмов Alternance 10 при годовом спросе на них, превышающем 250 000), Swiss Ebauches и France Ebauches. Контроль над STM обрела гонконгская группа Peace Mark, акции которой котируются на Гонконгской фондовой бирже. В коллекции брендов, приобретенных Peace Mark, и швейцарская марка Milus. Помимо собственных часовых фабрик в Китае, эта группа также контролирует разветвленную сеть дистрибуции часовой продукции ста марок, в числе которых и некоторые крупные швейцарские бренды, состоящую из 150 розничных точек в Поднебесной. Добавьте к этому недавнее соглашение о сотрудничестве, заключенное группой с компанией Tourneau, и получите полную картину того, что может вскоре произойти со швейцарской часовой отраслью.
Несколько лет назад звучали опасения по поводу того, что китайцы вскоре научатся производить высококачественные механические часовые калибры и, таким образом, станут конкурентами Швейцарии. Сегодня они вовсе не бездействуют в этой сфере, и, необходимо отметить, что качество их механизмов растет неуклонно (в чем журналисты Europa Star смогли убедиться воочию, побывав в Китае; см. №1 за 2008 год). С другой стороны, небывалый творческий подъем, отмечаемый сегодня в швейцарской часовой отрасли, ставит под сомнение успех китайского предприятия в области механических часов в долгосрочной перспективе. Можно даже сказать, делает его невозможным, если только китайские часовщики не развернут свою деятельность непосредственно в Швейцарии.

Новые неосвоенные территории
Самое поразительное — это то, что Швейцария (за исключением японской компании Seiko, часы которой вскоре отправятся в открытый космос, о чем читайте в специальном материале в этом выпуске) превратилась в подлинную и единственную мировую лабораторию, занимающуюся исследованиями и разработками в часовой области. В действительности Швейцария таковой оставалась всегда за исключением, пожалуй, периода торжества кварца, который чуть было не оказался фатальным для швейцарских часовых традиций. Однако это уже старая история. Механические часы начали возрождаться из пепла около 20 лет назад. С тех пор их стремление к совершенству шло неослабевающими темпами. Позже, благодаря появлению компьютеризированного промышленного оборудования, часовой сектор начал превосходить даже собственные ожидания, а ныне демонстрирует прорывы практически во всех направлениях. Этот год оставил такое впечатление, что часовое дело совершило гигантский скачок вперед, в неизведанные области, которые таят множество будущих открытий. Некоторые из экспедиций в эти области оказались невероятно захватывающими. Так, Maurice Lacroix представила модель Mémoire 1, первые часы с “механической памятью”, позволяющие владельцу переключаться между функциями хронографа и отображения времени, осуществляемыми посредством одних и тех же стрелок без потери текущих показаний. Марка de Grisogono разработала первые механические часы с цифровым дисплеем по типу жидкокристаллического (модель Mec-canico), а также первые часы с последовательным отображением индикаторов (модель Otturatore). Parmigiani предлагает модель Kalpa Hémispheres, первые часы с функцией второго часового пояса, отображающей все часовые пояса, получасовые, а также сорокопятиминутную разницу во времени Непала. В своей женской коллекции Lady Z марка Harry Winston представляет, впервые, насколько нам известно, индикатор фаз Луны, который также отображает траекторию движения этого небесного тела. Список можно продолжать бесконечно. Во всех областях, будь то технологии, дизайн или попросту причудливые детали, безудержные инновации стоят на повестке дня.

Движение в верхний сегмент
Несколько этих моделей, а также многие другие, пока незнакомые нам, являются лишь вершиной айсберга, а качество механических часов в целом растет. Марки, оперирующие в сегменте класса люкс, приковали к нему внимание всех участников отрасли. Подобное “стремление ввысь” характерно для всех сегментов. Некоторые компании, как, к примеру, Oris, никогда не покидавшая сектор механических часов, ныне пожинает плоды своих прежних усилий. Другие марки, обслуживающие средний ценовой сегмент, также отмечают повышенный спрос на свою продукцию.
Объявление Swatch Group о прекращении поставок незаконченных механизмов подстегнуло, как и предполагалось, разработки в этой сфере, однако об окончательном решении данной проблемы говорить пока рано. Вследствие отсутствия полноценной замены исключительно надежному калибру ETA 2892 и другим, исследовательские лаборатории, конструкторы и инженеры этого направления ныне по уши завалены работой. В области создания оригинальных и инновационных механизмов наблюдается жесткая конкуренция.

Активизация
Что до механизмов, то многие крупные марки достигли здесь своей предельной высоты. Подобное можно видеть на примере многих моделей от Jaeger-LeCoultre, подкрепленных основательной работой в этой сфере, которая в итоге позволила создать модель Extreme Lab. Определенная активизация отмечается и в стане мелких независимых часовщиков, модели которых с каждым разом становятся все более убедительными и дерзкими.
Вклад в часовое дело мелких игроков стал очевидным на женевском Гран-при 2007 года, в ходе которого были отмечены два независимых часовщика, особо того заслуживающих: Кари Вутилайнен за его изыскания в области абсолютной хронометрии и Жан-Марк Видерехт, разработчик механизмов и специалист по системам ретроградного типа. Актуальной остается тенденция к появлению исключительно художественных творений и созданию новых часовых марок. Ежегодно на часовой сцене появляются новые лица.
К примеру, один из новичков, Фредерик Жувено, намеревается подарить механизму “вторую молодость по прошествии 230 лет”, разместив ротор автоподзавода и всю систему завода на передней поверхности своей модели Automatic Chronograph Evolution. Это позволит “высвободить заднюю поверхность механизма для оснащения ее необыкновенными механическими хитромудростями при самой изысканной отделке”. Еще один, Лютольф Филип, разработал “геликоидальную пружину”, способную создавать усилие в “10 кг”. Вот лишь некоторые из тех многих новаторов, познакомиться с которыми можно было в ходе весенних выставок.

Пионеры и археологи
Почитание часового искусства является причиной появления беспрецедентного числа нишевых брендов. Практически все они стремятся позиционировать себя в “стратосфере”, соблазнившись модой на т. н. “сверхчасы” (см. Europa Star №1 за 2008 год). Тенденция эта выходит за рамки часового мира, что прекрасно иллюстрирует пример с упомянутым Лютольфом Филипом. Он не часовщик, а крупный предприниматель, оставивший все свои дела ради увлечения часами.
По мере появления на сцене такого рода марок появляется возможность их классификации по двум типам. К первому относятся приверженцы часового футуризма, которых справедливо будет назвать “пионерами”. В их числе “оркестр” Max Büsser & Friends, трио HD3, дуэт Jean Dunand и солисты — Urwerk и Vianney Halter, а также другие часовые исполнители и сочинители. Последние, кто засветился на сцене, — группа Maîtres du Temps (см. отдельный материал в этом номере), в составе которой три сольных исполнителя (Кристоф Кларэ, Роже Дюбуа и Питер Спик-Марин), возглавляемые дирижером Стивеном Хольцманом. В числе представителей второго типа — марки, опирающиеся на исторические корни, т. н. “археологи”. Некоторые из них пытаются вдохнуть новую жизнь в забытые имена, такие как Badollet и Louis Moinet. Другие же хотят возродить былую славу некогда популярных брендов, что ныне можно наблюдать на примере Favre-Leuba.
Все эти марки — словно роящиеся пчелы. Они талантливы и порой гениальны, однако в своем большинстве роятся у одного гнезда, обитатели которого обладают немалой покупательной способностью.

Сверхбогачи и “суперконсьержслужба”
Однако среди всех этих новичков, всех истинных создателей, изобретателей и почитателей часов затесалось некоторое количество маркетологов чистой воды. К сожалению, они мало или вовсе не мучаются угрызениями совести и весьма охотно собирают свой мед на могилках других. Но не является ли такой приток новых участников в отрасль парадоксальным признаком ее жизнеспособности? Учитывая вышесказанное, следует отметить, что насущная проблема новичков — наличие у них возможностей наладить качественное обслуживание своей продукции.
Как только истощится потенциал пресловутых “нарождающихся рынков”, таких как Китай и Россия, представленных относительно слабо информированными (но лишь до поры) нуворишами, стремящимися побыстрее похвастать последними турбийоновыми цацками у себя на руке, волна схлынет, и вопросы качества и обслуживания обнажатся.
И хотя крупные марки прекрасно это осознают, появляется все больше брендов, которые в основу своего товарного предложения ставят именно вопрос обслуживания. Концепция “суперконсьержслужбы” (такой, которая в течение часа может доставить стаю розовых фламинго или в последнюю минуту зарезервировать лучший столик в ресторане, желающие попасть в который записываются в очередь за полгода вперед) порождает схожие ожидания и в отношении обслуживания часов. И “сверхбогачи” определенно ожидают подобных “маленьких одолжений” в добавок к своей последней модели часов.

Возвращение к элегантности...
Чуждый вышеупомянутой неуемной расточительности, дует новый ветерок, возвещая возврат к ценностям классицизма. К примеру, итальянки, всегда находящиеся в авангарде часовой моды, постепенно начинают уставать от своих громадных усыпанных бриллиантами хронографов для подводного плавания и обращают внимание на более изысканные, легкие и элегантные часы.
Также отмечается возврат к более тонким корпусам часов, что можно обнаружить во многих новых моделях некоторых крупнейших марок. Vacheron Constantin, Piaget, Chopard и Jaeger-LeCoultre — все они подчеркивают изысканность и классицизм в некоторых новых своих моделях. Слово “икона” все чаще приходит на ум, во всяком случае, у более осведомленных потребителей. Такие эпитеты, как “долговечный” и “непреходящий”, также возвращают себе авторитет. Как уже подчеркивалось во вступительной статье, волна bling-bling вскоре начет спадать, если уже не начала, а ей на смену придут более-менее вечные ценности.

<b...и художественным промыслам
Как следствие, отмечается возврат к “художественным промыслам” (Фонд поддержки высокого часового искусства активно популяризирует их техники посредством серии видеороликов, доступных на его веб-сайте — www.hautehorlogerie.org). И, словно маяк, марка Patek Philippe освещает этот путь. В этом году женевский бренд представляет свои результаты применения техники эмалирования, а также старинного искусства “скелетонизирования” (это не то же самое, что выставлять напоказ чьи-то внутренности, как это принято сегодня). Этот возврат к “нравственности” традиционных техник никоим образом не свидетельствует об отказе марки от передовых исследований, а как раз наоборот. На BaselWorld Patek Philippe обнародовала свои успехи в области применения кремниевых технологий. Эти технологии имеют целью улучшение характеристик механизма, не нивелируя при этом его элегантности (кстати, подобный подход продемонстрировала и марка Ulysse Nardin, также проведя исследования в области кремниевых технологий, результаты которых воплотились в ее модели Freak InnoVison).

Подделки и прибыли
Художественные промыслы и технологические инновации, или традиции и исследования, или даже опыт и устремления часто идут рука об руку. Эта двойственная взаимосвязь важна также и потому, что является ключевым элементом охраны суверенитета швейцарской часовой отрасли в долгосрочной перспективе. Одну из угроз для отрасли несут подделки. Мировой совокупный объем продаж поддельных товаров всех типов практически составляет астрономических 500 млрд евро.
Недавняя статья в Revue d’économie industrielle, перепечатанная газетой Le Monde, просвещает читателя на счет разницы в ценах на аутентичные и поддельные товары категории роскоши. Из всех приведенных примеров подделка часов представляется наиболее “привлекательной”. Так, настоящая сумочка от Louis Vuitton стоит 400 долларов, а ее подделка предлагается за 30–60. Трехсотдолларовый шарф от Chanel в своем фальшивом исполнении оценивается в 10 долларов. Впрочем, цены на эти товары не столь “заманчивы” для потребителя, как разница в цене на настоящий Rolex за 4000 и его копию за 15–35 долларов.
Приобретя несколько пар поддельных часов (чисто в исследовательских целях) этой осенью на улицах Шанхая, мы смогли удостовериться, что качество подделок неуклонно растет вплоть до того, что порой озадачивает. Каким образом, спросите вы, можно изготовить часы — стальной корпус, автоматический механизм, стекло, стрелки, циферблат, предлагаемые по столь смехотворно низкой цене? Да при этом еще принести прибыль всей цепочке посредников? Вероятно, одним из самых коварных и пагубных влияний фальсификации часов является то, что она заставляет терзаться смутными сомнениями о размере маржи производителя часов.
А разговор о марже — это самая запрещенная тема среди всех запрещенных тем. Соотношение цена/качество бывает как “сбалансированным” (независимо от цены, поскольку оно может быть “сбалансировано” и скорректировано соответствующим образом как для часов за 100 долларов, так и модели за 100 000 долларов), так и скандально недобросовестным, а часовая отрасль при этом позволяет своим субъектам вести дела в высшей степени непрозрачно.
Часовая отрасль открывает возможность для получения фантастического размера маржи, вероятно, большей, нежели в любой другой экономической сфере, и, возможно, в этом причина того, почему отрасль притягивает столь многих предпринимателей авантюрного склада. Ажиотаж в этом секторе, зачастую подогреваемый лишь гонкой за прибылями, раздувает часовой “пузырь”. Когда пузырь лопнет, то разнесет все вокруг, и пострадают от этого в том числе и добросовестные производители, и самобытные часовщики.
Доводом в пользу жизнеспособности такого сценария может служить “дело Antiquorum”, широко обсуждавшееся в 2007 году. Эти разбирательства, частично проводившиеся публично, заставили многих усомниться в реальной “ценности” часов в качестве объекта инвестирования. “Клевещите-клевещите, что-нибудь да останется” — говорится в старой французской пословице (к слову, эта пословица — цитата из “Севильского цирюльника” Бомарше (1732–1799), который был не только знаменитым французским драматургом, но и незаурядным часовщиком, придумавшим механизм спуска для карманных часов, отличавшийся большой точностью).
Пока что эта шумиха, похоже, не сказалась на продажах часов на аукционных торгах. Однако результаты масштабного аукциона, проведенного Antiquorum 15 и 16 марта в Женеве, в ходе которого большинство лотов было продано по минимальным ценам их оценочной стоимости, свидетельствуют, что энтузиазм коллекционеров, вероятно, поутих.

Онлайн-продажи
Еще один вопрос, провоцирующий полярные мнения в отрасли, касается целесообразности реализации часов непосредственно через Интернет. Создается впечатление, что все участники отрасли топчутся в нерешительности у берега, робко пробуя воду ногой. Некоторые уже окунулись, тогда как другие заверяют, что, мол, сейчас-сейчас, заходим. Третьи молчаливо (по крайней мере, что до официальной позиции) готовятся к онлайн-продажам, продолжая придерживаться заявленной ранее позиции о том, что в жизни ноги их не будет в киберпространстве.
Впрочем, несомненно, что как только кто-нибудь из часовых тяжеловесов решится на онлайн-торговлю, остальные будут вынуждены последовать его примеру. Ключевым фактором в решении этого вопроса является степень интеграции дистрибуции у различных марок. Непросто найти оптимальное соотношение между масштабом существующей сети ретейлеров, которую марка создавала годами, а порой и десятилетиями, и количеством собственных бутиков марки, притом что возможности Интернета еще далеко не исследованы.
Кроме того, это решение во многом зависит также от таких важных вопросов, как пост-продажное обслуживание, статус и репутация марки. Один из рисков онлайн-торговли заключается в том, что продукция марки может стать расхожей и заурядной. В мире, где все доступно повсюду и сразу, идея некоторой дефицитности и непосредственного контакта товара, покупателя и продавца в условиях подобающей обстановки является убедительным аргументом в пользу магазина традиционного типа. Престиж и доступность посредством одного клика мыши может оказаться не лучшим союзом.

Консолидация СМИ
Мы также стали свидетелями влияния Интернета на наш собственный мир, мир медиа, в особенности что касается часовой прессы, вызывающего у нас наибольшую озабоченность. Наступила эпоха масштабной консолидации, как это в свое время случилось и в часовой отрасли. Издательские “полюса роскоши” крепнут, стремясь освоить все большую территорию. Количество информации становится избыточным и сбивающим с толку, поскольку Интернет вносит сумятицу в бизнес-модели и жанры подачи информации: форумы, блоги, традиционные обзоры, виртуальные бутики, онлайн-магазины, сайты электронных сообществ, частные клубы, тематические сайты, интернет-энциклопедии, а также неавторизованные продавцы всех мастей — все они множатся с фантастической скоростью при отсутствии какой-либо внятной структуры.
Рекламный “пирог” крошится и разваливается на куски. Однако, как и в случае онлайн-торговли предметами роскоши, осязаемость печатных изданий, по нашему мнению, не обречена безвозвратно на забвение вследствие электронного информационного потопа. Скорее наоборот. Оба этих направления являются взаимодополняющими (нам-то это отлично известно, поскольку Europa Star был одним из первых часовых журналов, открывшим свой веб-сайт 13 лет назад, в 1995 году).
Однако со временем печатные издания станут подлинной “роскошью”. Становясь “дефицитнее”, бумажное издание повысит свой ценностный статус, поскольку, в конечном счете, оно обеспечивает более основательный, длительный и близкий контакт с читателем. Впрочем, часто приходится слышать, что подобные соображения — плод мышления “мезозойской эры”, а современная молодежь, выросшая с компьютерной мышкой в руке, утратила все взаимосвязи с материальными объектами. В самом деле? Как тогда можно объяснить, что такая устаревшая технология, как механический отсчет времени (при том что кварц во много раз лучше справляется с этой задачей) является столь востребованной? Эффективность не всегда является определяющей. Кроме того, необходимо уметь позволять времени быть предоставленным самому себе. В подтверждение чего вы как раз окончили читать эту статью. Теперь самое время перевернуть страницу и узнать, что же сегодняшние часовщики для вас припасли.


Источник: журнал Europa Star апрель-май 2008