features



Гласхютте – колыбель немецкого haute horlogerie

English Español
Октябрь 2011


Германии, ближайшему соседу Швейцарии, судьбой было предначертано стать великой часовой нацией. Два главных “часовых” центра страны — Шварцвальд на юге и Гласхютте, городок неподалеку от Дрездена в Саксонии. Именно здесь и зародилось немецкое часовое мастерство. Первые часы в Гласхютте появились на сто лет позже Валь-де-Жу. Начало немецкой часовой традиции в 1845 году положил Фердинанд Адольф Ланге со своими соратниками Юлиусом Ассманом, Адольфом Шнайдером и Моритцом Гроссманом. Изначально мастера намеревались заняться выпуском приборов для научных исследований, которыми славилась дрезденская земля. Определяющим моментом для отцов-основателей стала знаменитая немецкая “точность”. К эстетической стороне они обратятся гораздо позже, уже в 1870-х годах.

В отличие от Швейцарии, которой удалось избежать значительных исторических потрясений, Германия пережила разрушительные войны, экономические и политические кризисы и неоднократную смену правительства. Гласхютте как центр часовой промышленности не единожды оказывался под угрозой полного исчезновения. Вслед за Первой мировой войной и разразившимся за ней ужасающим кризисом последовала Вторая мировая. Советские войска заняли Восточную Германию, и все известные часовые компании были вынуждены перейти на массовое производство недорогих часов.

Но, несмотря на все трудности, Гласхютте, как феникс, восстал из пепла вместе со своими знаменитыми мануфактурами Lange & Söhne, Glashütte Original и Tutima. История немецко-швейцарского сотрудничества полна взлетов и падений. Вплоть до 20-х гг. прошлого века швейцарские производители поставляли в Гласхютте механизмы с усложнениями. Причем мастерство саксонских часовщиков достигло такого уровня, что швейцарцы даже наловчились выпускать подделки под их часы с логотипом Glashütte, к которому уже немцы прибавили слово Original. Но в годы экономического кризиса все поставки из Швейцарии прекратились — швейцарским маркам нужно было спасать собственное производство.

В 1930-х годах, с возобновлением связей со Швейцарией, “спаситель” Гласхютте доктор Эрнст Куртц закупил у тамошних часовщиков оборудование и наладил обмен опытом между двумя странами. Дела у него пошли настолько хорошо, что ему даже удалось разрушить часовую монополию Швейцарии, в частности, на производство хронографов. После падения Берлинской стены именно швейцарцы приняли самое деятельное участие в возрождении саксонского haute horlogerie. Немец Гюнтер Блюмляйн вдохнул жизнь в Lange, используя накопившиеся за годы работы в Jaeger-LeCoultre и IWC профессиональные познания и опыт. Кстати, на тот момент обе марки принадлежали крупному немецкому концерну Mannesmann, впоследствии продавшему их группе Richemont. Позднее и марка Glashütte Original перешла во владение Swatch Group. Результатом такого альянса стал прекрасный Немецкий музей часов (Deutsches Uhrenmuseum), открытый в Гласхютте в 2006 году. Свое второе название — Музей Николаса Хайека — он получил в честь своего легендарного основателя. История неизменно повторяется!

Источник: журнал Europa Star декабрь-январь 2011-2012