features



Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 1

English Español
Сентябрь 2010


18 декабря 2009 года ныне покойный Николас Хайек заставил содрогнуться весь микрокосм швейцарской часовой индустрии. Отвечая на вопросы Бастьена Бюса, представляющего деловое издание AGEFI, Хайек не пытался скрыть своего гнева: “Мы дошли до критической точки, неудовлетворенность и раздражение наших сотрудников по поводу поставок третьим лицам, т. е. другим маркам, достигли предела. Мы намереваемся официально просить Комиссию по вопросам конкуренции (СОМСО) освободить нас от обязательства продавать механизмы всем подряд”. Решение Хайека относится “ко всей продукции, выпускаемой на нашем производстве: механизмам, регуляторам и всем другим часовым компонентам, таким как детали спуска — паллеты, колесная передача, паллетные колеса, платина баланса — и колебающиеся части, такие как балансы и маятниковые пружины”.
Это стало шоком для всех, и, если СОМСО уступит, последствия удара будут чувствоваться еще долгие годы. Ведь не секрет, что на разработку и создание механизма, несмотря на новые компьютеризованные станки, требуются годы работы.

Кровеносная система швейцарской индустрии
Swatch Group с ее производственными мощностями (а именно ЕТА, Nouvelle Lemania и Frédéric Piguet, занимающимися производством механизмов, а также Nivarox-FAR, выпускающей другие компоненты — баланс, регуляторы) можно сравнить с кровеносной системой, питающей огромное тело швейцарской часовой индустрии.
Одно дело уменьшить подачу крови в тело, и без того ослабленное, другое же — наложить жгут и затянуть его покрепче — разве это не приведет к началу гангрены? В том же интервью Николас Хайек четко заявил: “Swatch Group непрерывно вкладывает деньги в свои производственные мощности [г-н Хайек упомянул о суммах в 1,7-2 млрд франков, инвестированных за последние несколько десятилетий], при этом большинство других часовых марок относятся к нам, как к супермаркету, инвестируя лишь в свой маркетинг”.
Более того, часовые производители, которые мечутся перед неизвестностью, своими руками беспечно отпилили сук, на котором сидели, ни на минуту не задумываясь о последствиях. Вот, пожалуйста, примечательный, однако весьма типичный пример: эксперт, долгие годы наблюдающий за часовой сценой, недавно рассказал, что “до середины 90-х ЕТА предоставляла пятипроцентную скидку любой часовой марке, готовой упомянуть ее как изготовителя механизма своих часов в своих рекламных сообщениях”. Совершенно очевидно, что причин вкладывать средства в выпуск собственных механизмов не было, скорее наоборот. Однако с тех пор ветер переменился, о чем марки были заблаговременно предупреждены. Николас Хайек на самом деле оказал им пусть и суровую, но услугу в 2002-м, предупредив, что, как только будет возможно — в соответствии с решением СОМСО, угроза вступит в силу с января 2011-го — группа сперва прекратит поставки базовых механизмов и комплектов и будет продавать только отделанные (и декорированные) механизмы. Это решение заставило большинство его конкурентов ускорить процессы интеграции и вертикализации производства, что позитивно отразилось на бизнесе некоторых независимых поставщиков, чья деятельность раньше сводилась к сборке и персонализации механизмов ЕТА, поступающих к ним в виде комплектов.
Обещание прекратить поставки также произвело “побочный” эффект на плотную промышленную структуру Леманского и Юрского регионов (и даже за рубежом). Отрасль обязана этими усилиями по реиндустриализации, которые можно оценить уже сегодня, полностью или, во всяком случае, в большой мере решению Хайеков (сын, несомненно, последует в том же направлении) перекрыть кран и остановить поток механизмов. В конечном итоге это решение, однако, может оказаться благотворным во многих отношениях.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 1 ETA 2826-2 MECHANICAL BIG DATE CALIBER и SKELETONIZED ETA 2894S2 CHRONOGRAPH CALIBRE

Немного статистики
Даже если не брать точных цифр, считается, что доля Swatch Group на рынке калибров для механических часов составляет от 60 до 70%, а это примерно 3-3,5 млн из 5,1 млн механических калибров, ежегодно выпускаемых в Швейцарии (данные 2009 года). Несложные расчеты показывают, что ЕТА и другие предприятия Swatch Group оснащают практически каждые двое из трех часов. Добавив еще 600 тыс. или около того часов, ежегодно выпускаемых под маркой Rolex, получается, что из всех 5,1 млн механизмов лишь 1 млн выпускается остальными, вместе взятыми, компаниями. Как пояснил на недавно прошедшем Форуме высокого часового искусства (Forum de la Haute Horlogerie) Анри-Джон Бельмон, консультант и бывший глава марки Jaeger-LeCoultre: “Несомненно, отдельным маркам не удастся в одиночку обеспечить инвестиции, необходимые для производства 1-1,5 млн механизмов. На изготовление 250 тыс. базовых калибров ЕТА 7750 требуются капиталовложения размером в 100 млн франков и 200-250 сотрудников. Помимо этих цифр, ключевой проблемой является отсутствие квалифицированного персонала, если возникнет необходимость в от 800 до 1 тыс., а то и 1500 сотрудниках”.
Мы пока до этого не дошли, однако, поскольку Хайек умышленно смягчил свою угрозу, он оставил за собой право “продолжать поставки при определенных условиях — почему бы и нет? — некоторым верным, серьезным, историческим клиентам”. Что же до других, в них он больше не заинтересован. “Им придется вкладывать средства или объединяться, — сказал он, добавив с некоторой иронией: — Сегодня же все марки утверждают, что они являются “мануфактурами” и способны самостоятельно производить все компоненты часов, даже самые сложные”. Ну что ж, за работу!
Как бы там ни было, к СОМСО обратятся за окончательным решением, а до этого утечет еще немало воды, и рынку стоит воспользоваться этим временем для вертикальной интеграции производства и диверсификации предложения.
Чем же занимались производители часов в свете этой ситуации? С 2002 года мы наблюдаем за “тройной игрой” в индустрии: наращиванием мощи промышленными компаниями, предлагающими прямую альтернативу ЕТА; ускоренной промышленной вертикализацией марок, создающих собственные, in-house, механизмы; и резким увеличением числа специальных полупромышленных механизмов в секторе механики премиум-класса.

I. КЛОНЫ И АЛЬТЕРНАТИВЫ

Самые крупные и стабильные во всех смыслах этого слова поставки базовых механизмов ЕТА приходятся на Sellita. Сразу после объявления о прекращении поставок комплектов ЕТА Sellita, собирающая и адаптирующая около 30% базовых механизмов ЕТА для третьих сторон, запустила собственное производство клонов калибров, срок действия патентов на которые истек и которые при этом составляли основу исторического предложения ЕТА. Среди них знаменитые неразрушимые “моторы”, такие как ЕТА 2824, 2834, 2836 и 2892, а также Valjoux 7750.
Производство продукции Sellita, SW 200, SW 300 и SW 500 оценивается почти в 1 млн экземпляров в год. Преимущество этих механизмов заключается в конкурентоспособности Sellita и их прекрасной совместимости с механизмами ЕТА, что обеспечивает гарантийное обслуживание приобретенных часов по всему миру. Повсюду, от Анкориджа до Тимбукту, всегда найдется часовщик, знакомый с механизмами ЕТА и потому способный починить “клон” Sellita.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 1 SW500 Calibre от Sellita. . Альтернатива механизму ETA 7750. Автоматический хронограф, 25 камней, 28800 пк/ч (4 Гц). Диаметр: 30 мм. Высота: 7,9 мм. Часы, минуты, малая секундная стрелка. Автоматический механизм подзавода. 60-секундный хронограф, 30-минутный и 12-часовой счетчики. Корректор дня и даты. Устройство “стоп-секунда”.
SW300 Calibre от Sellita. Альтернатива механизму ETA 2892. Автоматический, 25 камней, 28800 пк/ч (4 Гц). Диаметр: 25,60 мм. Высота: 3,6 мм. Часы, минуты, центральная секундная стрелка. Автоматический механизм подзавода. Корректор дня и даты. Устройство “стоп-секунда”.

Приобретенная в 2008 году группой Festina, компания Soprod также создала альтернативу некоторым калибрам ЕТА. Первым калибром, сошедшим с конвейера, стал А10 линейки Alternance, базовый механизм, полностью совместимый со знаменитым ЕТА 2892. На его создание потребовались инвестиции в размере 18 млн швейцарских франков. (И по утверждению некоторых экспертов, ученик даже превзошел учителя). Вскоре последуют новые модели, в частности, с большим календарем и хронографом, уже заявленные, но, очевидно, еще не готовые. Заявленная цель Soprod — постепенно увеличить свои мощности до уровня производства 300 тыс. механизмов, цель, до которой еще идти и идти.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 1 Механизмы Soprod

Другая компания, производящая “клоны” ЕТА, это La Joux-Perret, ежегодно выпускающая около 60 000-80 000 механизмов. Половина из них — “клоны” ЕТА, другие же являются мануфактурными калибрами с “высокой добавочной ценностью”, например, в виде хронографа с функцией flyback. По сути, La Joux-Perret хочет сосредоточить свои усилия по развитию в категории элитных моделей, создавая “фирменные продукты”, приберегая их для надежных марок, с которыми компания уже работала или работает в данный момент над специальными проектами. В этом отношении стоит упомянуть сотрудничество с такими марками, как Hublot, а также Richemont Group (в том числе Panerai) и LVMH (TAG Heuer и Louis Vuitton).
В ближайшем будущем другие компании могут пополнить ряды “производителей клонов”. Среди них вновь и вновь всплывает одно имя, Dubois-Dépraz. Этот поставщик механизмов и дополнительных модулей (хронографов, простых, годовых и вечных календарей, минутных, пятиминутных, четвертьчасовых репетиров, часовых поясов, индикаторов фаз Луны и запаса хода), и так имеющий немалую клиентскую базу, в прошлом также создал калибр с хронографом (без колонного колеса), выпускавшийся вплоть до 1970 года в промышленных масштабах в количестве 3,5 млн экземпляров. Потому компания вполне может решить отряхнуть пыль со своего механизма с хронографом. Будет ли он совместим с ЕТА? Время покажет. Среди прочих игроков, занимающихся поставками эксклюзивных (не “клонов” ЕТА) механизмов третьим лицам или только готовящимся вступить на этот путь, Vaucher Manufacture, находящаяся практически в полной собственности Sandoz Family Foundation, которой также принадлежит марка Parmigiani, 25-процентная доля которой была выкуплена Hermès. Другой такой участник рынка — Fleurier Ebauches, принадлежащий Chopard.
Vaucher Manufacture недавно пришлось несколько снизить планку, объявив о сокращении персонала и уволив четвертую часть из 210 своих сотрудников. “Восстановление рынка поставок механизмов проходит не так явно, как в других секторах часовой отрасли”, — утверждает Флориан Серекс, генеральный менеджер компании, добавляя, что “необходимо адаптировать деятельность компании и ее предложение к непредвиденному изменению условий рынка”.
Другими словами, механизмы, которые предлагает Vaucher Manufacture, выполненные в исключительно классических традициях часового дела, скорее всего, позиционируются слишком высоко для текущей экономической ситуации и не отвечают, или больше не отвечают, спросу, ориентированному на размеры более крупные, чем 11 или 12 линий, предложенные этим производителем механизмов. Этот пример демонстрирует, как непросто стать альтернативой, и что денежные вложения не всегда играют решающую роль.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 1 Dressage Annual Calendar от Hermès
Ретроградный механический указатель годового календаря с автоподзаводом на секторе в 2.25º. Hermès Calibre H 1930, 12 линий, производства Vaucher Manufacture. 28,800 пк/ч (4 Гц). 55-часовой запас хода благодаря двум последовательно закрепленным барабанам, 330 деталей. Полированные мосты и механизмы со скошенными вручную фасками. Эксклюзивный декоративный узор Hermès (россыпь букв “Н”). Ротор выполнен из 22-каратного золота 916 пробы.

Chopard — альтернатива бизнес-класса?
Chopard на своей мануфактуре L.U.C. Chopard Manufacture уже освоила производство собственных механизмов, выпускаемых исключительно для моделей сектора haute horlogerie, к тому же крайне ограниченным количеством. Эти механизмы производства L.U.C. Manufacture хорошо известны своим качеством, оригинальностью и высококлассной отделкой. Окрыленная своим успехом, Chopard приняла решение выйти на новый уровень, начав производство собственных ebauches (базовый механизмов), теперь, однако, на промышленном уровне. Цель новой компании, Fleurier Ebauches SA, основанной в июле 2008 года, — обеспечить семейной компании большую независимость. В течение следующих четырех-пяти лет планируется ежегодно выпускать приблизительно 12 000-15 000 механизмов, две трети из которых будут автоматическими калибрами, а треть хронографами. Общая сумма инвестиций составила, как уверяют, около 15 млн швейцарских франков.
Новое предприятие находится лишь за пару сотен метров от мануфактуры L.U.C. во Флерье, в старом, однако полностью отреставрированном производственном здании с просторной рабочей зоной в 5100 м2. Со временем тут смогут работать 50-60 сотрудников. В первой части здания, уже оконченной, расположилась серия высокомощных станков, Precitrame MTR 312, каждый из которых оснащен девятью трехосными блоками с четырьмя головками и способен производить до 36 операций одновременно. “Механизмы L.U.C. — это первый класс, а механизмы Fleurier Manufacture — бизнес-класс”, — с удовольствием говорит Карл Фридрих Шойфеле. Другими словами, речь идет о несколько больших объемах производства с таким же высоким качеством. “С другой стороны, я узнал в процессе становления этого предприятия, что производство промышленных объемов сопряжено с большими трудностями, поскольку все приходится планировать заблаговременно, и самая незначительная ошибка может иметь самые серьезные последствия”, — добавляет Шойфеле. Первый из новых калибров, FE 151, в данный момент проходит сертификацию Chronofiable. Это многофункциональный автоматический калибр (28,8 мм) с тремя стрелками, мгновенным “прыгающим” указателем даты, функцией остановки секундной стрелки и запасом хода в 60 часов. Вторым этапом станет создание простого, но интегрированного хронографа. Вначале он будет использоваться в существующих коллекциях марки в корпусе из стали, которые выпускаются в объеме 7000-8000 экземпляров. Chopard также оставляет за собой право продавать эти калибры третьим лицам.

Источник: журнал Europa Star сентябрь-октябрь 2010