features



Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 6

English 中文
Ноябрь 2010


Триумф EL PRIMERO от ZENITH

Знаменитый калибр El Primero, как настоящий феникс, вновь возрождается из пепла и расправляет крылья. Созданный в 1969 году, El Primero был одним из четырех первых автоматических калибров с хронографом (все они одновременно увидели свет), однако лишь он один совершал 36 000 пк/ч. Он был близок к исчезновению, когда в 1975-м тогдашние владельцы, American Zenith Radio Corporation, приняли решение полностью перейти на кварцевые механизмы и избавиться от всего оборудования и инструментов для изготовления механических калибров.
И если бы не Шарль Вермо, часовщик из Zenith, который просто не мог вынести разбазаривания такого богатства и потому решил сохранить в папочке все производственные планы и процедуры и аккуратно маркировать все инструменты и оборудование, а затем спрятать их на чердаке мануфактуры, El Primero остался бы лишь приятным воспоминанием, яркой страницей из учебника по истории часового дела.
Девять лет спустя новый владелец, Пол Кастелла, распорядился вынести все станки с чердака и вновь приступить к производству самого “скоростного” автоматического хронографа в мире (10 пк/сек., т. е. 36 000 пк/ч, в то время как традиционный хронограф совершает 8 пк/сек.).

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 6 EL PRIMERO 1969, EL PRIMERO 36’000

В 2000 году Zenith стала собственностью группы LVMH, принявшей решение использовать знаменитый калибр лишь в часах марки и прекратить его продажу другим маркам, в том числе Rolex для модели Daytona. На сегодня только TAG Heuer, также входящая в состав группы LVMH, получает El Primero.
Успешное привлечение внимания общественности к Zenith — заслуга Тьерри Натафа, первого СЕО эры LVMH, поставленного во главе марки, чтобы вернуть ей былую славу. Однако из-за творческих метаний и непрерывно появляющихся новых моделей и линеек, фокус сместился с El Primero. В созданном урагане внимания со стороны СМИ исключительные качества калибра El Primero как-то затерялись на фоне гигантского облака гламура. Но с назначением Жан-Фредерика Дюфура на пост главы марки в июне 2009 года Zenith начала стремительно возвращаться к своим истокам. После сокращения количества моделей с 800 до 50 (112 оснащались другим мануфактурным механизмом марки, Elite) El Primero вновь стал живым сердцем Zenith, зеницей ока марки, которая старается максимально извлекать выгоду из своего славного мануфактурного прошлого.
И как утверждает Дюфур, такая стратегия приносит результаты. С декабря 2009 года объемы продаж марки возросли на 50%, производство вновь стало рентабельным, достигнув объемов 25 тыс. экземпляров в год.

Визуализация десятой доли секунды
Лучшей иллюстрацией триумфального возвращения калибра El Primero послужило представление уже успевшей стать знаменитой версии El Primero Striking 10th на BaselWorld 2010. Естественно, хотя о естественности здесь можно поспорить, модель эта воочию демонстрирует 36 000 пк/ч, заставляя стрелку хронографа совершать десять прыжков в секунду. До сего дня эта характеристика никогда визуально не отображалась в виде десятой доли секунды на циферблате.
Этот калибр, представляющий собой поистине символичное возвращение к историческим корням марки, как и предполагал Жан-Фредерик Дюфур (также исповедующий идею умеренности цен — El Primero можно приобрести за 5600 швейцарских франков), замыкает линейку El Primero, включающую в себя около десяти моделей хронографов. Помимо базовых моделей, речь идет о хронографе с функцией flyback, занимательной модели Retrotimer с выделенной красным 8-й минутой на минутном счетчике (“Чтобы макароны не разваривались”, — смеется Дюфур), модели с тройной датой, вечным календарем, минутным репетиром, турбийоном, функцией универсального времени и будильника (Multicity Alarm), Grand Class Traveler, состоящего из 800 компонентов и, наконец, о будущем сюрпризе, великолепной модели Christophe Colomb, о которой мы более подробно поговорим в следующем номере.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 6 Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 6

Модернизация мануфактуры
Мануфактура, все еще размещенная в старых цехах — старинных помещениях с узкими коридорами, давними историями и мостами, не особо приспособленных к условиям современного производства — постепенно модернизируется. Основные обновления будут приурочены к 150-летию Zenith, которое марка отметит в 2015 году.
При всем при том, именно в этом старинном лабиринте, где за всю историю марки было изготовлено ни много ни мало 180 различных калибров и 515 вариантов механизмов, трудятся сегодня 250 мастеров, изготовляя мануфактурные калибры для абсолютно всех моделей Zenith. Из 356-ти компонентов механизма El Primero 280 производятся именно здесь, здесь же происходит сборка всех механизмов.
Наш путь напоминает, если позволите, запутанное перемещение часов по мануфактуре. Визит начинается с отдела разработки механизмов, где бок-о-бок работают конструкторы, чертежники и часовщики, создающие прототипы. Может, интерьер здесь и попахивает стариной, зато инструменты — в частности, для проведения контрольно-измерительных работ — используются только самые современные. Например, высокоскоростная камера (30 тыс. кадров в секунду), которая используется с испытательными приборами Witschi последнего поколения, специально разработанными для проверки работы отдельной категории калибров, совершающих 36 000 пк/ч.
Куда бы мы ни пришли — в отдел продукции, куда свозятся все компоненты, в ателье по изготовлению базовых механизмов (ébauche), где ЧПУ-станки безостановочно работают в три 8-часовых смены без выходных, в цеха, где вырезаются мелкие детали, в механическую мастерскую, где изготовляются все оттиски и другие инструменты, в цех подготовки к сборке, в сборочный цех или отдел haute horlogerie (где идет работа над турбийонами, вечными указателями даты, вечными календарями, минутными репетирами) — нельзя не заметить множество контрольных пунктов для проверки и отладки деталей. Всего здесь имеется 60 таких пунктов, включая пункт проверки качества корпуса. Жан-Фредерик Дюфур обращает особое внимание на его важность: “Подлинность помогает в жизни, поскольку она позволяет нам каждое утро смотреть на себя в зеркало. Такая подлинность, которая предполагает оптимальное качество, надежность и точность — отсюда и постоянный контроль с проверками — является частью глубинной сути марки. С самого начала клиентами Zenith были люди, ищущие, прежде всего, точности и высокой эффективности работы. Так исторически сложилось, что большинство из них были первопроходцами в этой области, как свидетельствует наша “золотая книга”, в которой хранятся отзывы от Амундсена и Блерио, от князя Монако Альберта I, сделавшего запись, перед тем как отправиться в очередную океанографическую экспедицию, и даже от промышленных магнатов”.

Пробуждение “спящей красавицы”
“Мы должны соответствовать нашим высоким историческим достижениям, среди которых 2333 награды от Обсерватории Невшатель и 297 патентов, зарегистрированных маркой, — уверен Дюфур. — Поскольку требование точности и надежности всегда было для нас первоочередным, декорирование наших часов составляет лишь 5-10% их стоимости, в то время как для некоторых других марок этот показатель возрастает до 50%. На мой взгляд, избыточное декорирование иногда может стать врагом точности, как это случилось, например, с Rolex. К примеру, скашивание фаски вручную — с каким бы мастерством оно ни выполнялось — для стальной детали, изготовленной на станке ЧПУ с точностью до микрона, является нелепостью и причиной искажения точности, к которой мы так упорно стремимся”.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 6

Потому процесс возвращения марки к своим основам идет полным ходом. Повернув в один из коридоров, Жан-Фредерик Дюфур подводит нас к боковой комнатке, на первый взгляд, заброшенной. Вслед за ним мы взбираемся по лестнице на чердак. “Прошу обратить внимание! Вы первые журналисты, оказавшиеся здесь”, — признается он. В атмосфере под стать романам о Гарри Поттере на тщательно промаркированных полках хранятся инструменты и штампы, создававшие долгую историю Zenith. Настоящее сокровище, ждущее своего часа, чтобы вновь появиться в мастерских.
Среди покрытых пылью деревянных ячеек Дюфур показывает нам одну пустующую. Именно здесь раньше спокойно спали все инструменты и ébauche, которые марка использовала для возрождения калибра El Primero. Самое время “спящей красавице” проснуться.

Источник: журнал Europa Star ноябрь-декабрь 2010