features



BOVET: искусство гравировки

English Español

Чтобы оценить филигранность работы мастеров Bovet, создающих корпусы и механизмы на мануфактуре Dimier 1738 в Трамелане и занимающихся их отделкой и сборкой в отреставрированном здании Chateau de Motiers в окрестностях Флерье, нужно научиться жить в их миниатюрном мире.

Производство компонентов на этой на 99% интегрированной мануфактуре (у внешних подрядчиков закупаются только пружины и ремешки) налажено на фабрике Dimier 1738. Здесь трудятся семьдесят мастеров, которые представляют по меньшей мере 41 ремесло, так или иначе связанное с созданием часов. Все детали изготавливаются на штамповочных и электроэрозионных станках, а затем тщательно декорируются. Я стал свидетелем изготовления простого зубчатого колеса диаметром каких-то 0,12 мм. Его вытачивают на станке, а затем полируют. Мастер должен сточить слой, составляющий одну сотую и без того крошечного диаметра. Допустимая погрешность — 4 микрона, или 4/1000000 метра, при этом 2 микрона приходятся на полировку! Только на настройку станка (представляющего собой специальную фрезерную машину с двумя дисками — керамическим и алюмооксидным) — установку рабочей поверхности на нужную высоту, отцентровку и размещение дисков — уходит до двух дней. Другой пример — миниатюрный мост турбийона. Мастер в течение двух часов вручную обтачивает заготовку, чтобы придать ей нужную цилиндрическую форму, прежде чем передать ее на полировку, где деталь проходит несколько уровней обработки перед заключительным этапом — зеркальной полировкой, придающей ей несравненное сияние. И это не считая кропотливого процесса гравировки механизма, занимающего в случае знаменитых моделей Amadeo целую неделю.

Amadeo Fleurier 7-day tourbillon with reversed hand fitting- Справа: калибр 14BM02AI
Amadeo Fleurier 7-day tourbillon with reversed hand fitting- Справа: калибр 14BM02AI
Этот уникальный двусторонний турбийон помещен в 45-миллиметровый корпус-трансформер Amadeo из 18-каратного белого золота, благодаря которому часы из наручных легко превращаются в карманные и даже настольные. Средняя часть корпуса, задняя крышка, крепление, безель и ушки декорированы вручную в технике чеканки. Циферблат на лицевой стороне украшен выгравированным вручную мотивом Fleurisanne, на тыльной – гильоше черного цвета. В действие модель приводится калибром ручного завода 14ВМ02AI с турбийоном, частотой колебаний 21 600 пк/ч и 7-дневным запасом хода.

Гравировка двойного корпуса Amadeo, безеля и кольца крепления происходит в умиротворяющей атмосфере Chateau de Motiers с великолепным видом на долину Валь-де-Травер. Я заглядываю через плечо гравера, под микроскопом наносящего фирменный мотив Fleurisanne. Рядом лежат какие-то странички, покрытые мелкой вязью записей, разобрать которую невооруженным глазом невозможно — даже свои записи гравер ведет совсем в ином, микроскопическом, масштабе! Эта крошечная мастерская в чердачном помещении с голыми каменными стенами и деревянными балками (подвергнутыми специальной обработке при установке системы кондиционирования воздуха) продолжает традиции Эдуарда Бове, поднявшего искусство гравировки механизмов и корпусов на новый, небывало высокий уровень.

BOVET: искусство гравировки

Только когда мне предложили самому покрыть гравировкой небольшую медную пластинку, я смог по-настоящему оценить уровень мастерства гравера: резец крепко зажат в руке; при гравировке движение резца идет по прямой от локтя; рука при этом остается неподвижной, пока деталь вращается на станке. Даже будучи посвященным во все тонкости, понимаешь, что настоящее мастерство заключается в понимании того, с какой силой следует давить на резец. А оно, как показали мои жалкие потуги выгравировать простую непрерывную прямую линию, приходит после бесконечных часов работы, помноженных на ловкость рук гравера. Мотив Fleurisanne, фирменное ноу-хау Bovet, различается в зависимости от того, какой мастер над ним трудился. Гравировка средней части корпуса, задней крышки, безеля и кольца крепления занимает в общей сложности до 100 часов, т.  е. две с половиной недели работы! Когда доходит до чеканки, другого фирменного приема Bovet, результат становится еще более непредсказуемым. По словам граверов, чеканный узор может меняться в одних и тех же часах, если мастера, например, прервали, а также в зависимости от времени суток. И все же полученный результат поражает воображение — декорированная поверхность сверкает не хуже, чем у инкрустированной драгоценными камнями модели.

Миниатюрная эмаль в технике grand feu, гравировка, “снежный” паваж Mademoiselle Privé, Coromandel, от Chanel
Миниатюрная эмаль в технике grand feu, гравировка, “снежный” паваж Mademoiselle Privé, Coromandel, от Chanel
Источником вдохновения для этих драгоценных часов послужили Коромандельские лакированные ширмы, которые так любила Габриэль Шанель. Их изумительные узоры оживают на эмалевой миниатюре, созданной руками известной независимой художницы-эмальера из Швейцарии Аниты Порше. На эмалевую основу глубокого черного цвета, мерцающую синими сполохами, наносится краска, состоящая из матовой эмали, смешанной с маслом. Из аккуратных отдельных мазков рождается чарующий узор вплоть до мельчайших деталей. Каждый слой эмали подвергается обжигу, постепенно раскрывающему тонкие оттенки красок, из которых складывается восхитительная картина. Уникальность каждого экземпляра часов заключается также в гравировке циферблата, предшествующей нанесению эмалевой миниатюры. При помощи специального резца художница наносит легкие контуры узора на основу, чтобы придать будущей миниатюре ощущение утонченной, динамичной жизни. Snow setting, или “снежный” паваж, представляет собой особую технику инкрустации, в которой круглые бриллианты разных размеров произвольно размещаются рядом друг с другом, полностью покрывая золотую основу изделия. Число камней, украшающих безель каждой модели, колеблется от 600 до 650.

Миниатюрная живопись — еще одна техника, которой в совершенстве владеют мастера Bovet. По сути, марке удалось собрать под одной крышей все художественно-прикладные ремесла. Добавьте к этому еще последнюю новость от Bovet: Amadeo Fleurier Rising Star Triple Time Zone Tourbillon первым из всех моделей марки получил клеймо Fleurier Quality Foundation. Для этого часы должны успешно пройти сертификацию COSC, тесты Chronofiable и Fleuritest и получить подтверждение стопроцентного соответствия стандартам Swiss Made. Полученные в результате часы являются настоящим олицетворением престижного швейцарского часового искусства.

Источник: журнал Europa Star декабрь 2013 - январь 2014