editorials



Империи, королевства и рыцари часового стола

English Español 中文
Июнь 2008


Империи, королевства и рыцари часового стола


Великие империи и королевства, формирующие львиную долю пресловутого часового пирога (Swatch Group, Richemont, LVMH, Rolex, Seiko), и несколько основных независимых княжеств, таких как Patek Philippe и Chopard, лишь приумножают свое величие. Лишний раз это подтвердил недавний ход LVMH на часовой гроссмейстерской доске, закончившийся “взятием” Hublot. Хотя это слияние широко обсуждалось в прессе, многие другие подобные сделки с участием “субподрядчиков ”проходят в тени, способствуя перераспределению влияния между соперничающими лагерями.
Однако с точки зрения товарного предложения в восприятии рядового потребителя весь этот обширный часовой край скорее не консолидируется, а дробится на мелкие княжества (бренды). Сложилось это впечатление у потребителя (сейчас я не имею в виду всезнающих коллекционеров и страстных почитателей часов) потому, что он мало или вовсе не интересуется, в чьих руках пребывает та или иная марка. У него свои критерии оценки бренда — главным образом по способности последнего удовлетворять или соответствовать вкусам и финансовым возможностям клиента в реальном или символическом выражении.
Независимые производители, новые марки и часовщики-одиночки разглядели возможность не затеряться в этой гонке консолидаций. Им необходимо побыстрее проскользнуть, минуя бои этого конкурентного сражения. Однако одно дело незаметно прокрасться на передовую, а совсем другое — заявить о себе так, чтобы перекричать грохот битвы. Бедные, в сравнении со щедрыми рекламными ассигнованиями великих империй и королевств, эти странствующие рыцари пытаются разрешить данную дилемму путем инноваций, способных хоть на время привлечь к ним внимание.
В этом нестройном хоре, в этой сумятице идей есть вещи, достойные внимания, а есть всякая ерунда. Мы не станем судить, что такое хорошо, а что такое плохо. Однако следует внести некоторую ясность, поскольку, как известно, инновация инновации рознь, как и не всегда статус одной “мануфактуры”, равнозначен статусу таковой у другого производителя. Читая промо-материалы брендов, складывается впечатление, что на территории Швейцарии расположено 620 мануфактур (примерно по числу швейцарских часовых марок).
Сколь многие механизмы подаются как “революционные”, а их производители кичатся тем, что они “разработаны и изготовлены собственными силами”, хотя подобная “революционность” зачастую ограничивается добавлением дополнительного модуля, поставляемого субподрядчиком, или переносом индикатора с метки “6 часов” на метку“3 часа”!
В нашу эпоху “парада металлов”, сколь многие сплавы, “применяемые в аэрокосмической промышленности”, известны науке на протяжении вот уже полутораста лет? Впрочем, сделав попытку провести различия между истинными инновациями и претензиями на таковые, нам также следует порадоваться возросшей жизнестойкости, отмечаемой ныне у часовой отрасли. Мы являемся свидетелями одного из наиболее плодовитых этапов в истории часового дела (сопоставимого разве что с эпохой ар-деко, когда увидели свет многие часовые творения, почитаемые и по сей день). Какие часы из сегодняшнего часового изобилия продолжат тикать завтра? Время покажет. Впрочем, мы точно знаем, что все империи и королевства приходят в упадок, а самые отважные из рыцарей часто оканчивают свой век в скитаниях.

Фото: «Дон Кихот» Орсона Уэллса


Источник: журнал Europa Star июль-август 2008