features


Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 3

English Español
Октябрь 2010


TAG Heuer высвобождает внутренний рост
Несомненно, TAG Heuer руководствовалась теми же соображениями, принимая решение об инвестировании в производство собственного механизма с хронографом, знаменитого 1887. (Отметим попутно сегодняшнюю тенденцию, под влиянием которой “новые” мануфактуры называют свои механизмы в честь выдающихся исторических дат.) Не будем углубляться в полемику, окружающую его создание, лишь процитируем Жан-Кристофа Бабина, заявившего “в оправдание”: хотя первоначальный проект этого хронографа и принадлежал Seiko Instruments, “было совершенно необходимо, принимая во внимание планы выведения его на промышленные масштабы, переделать с нуля все его составляющие, поскольку они разрабатывались еще до появления новых компьютеризованных станков и установок, и вновь свести все проекты. Осталась лишь одна версия оригинального механизма. Нам также пришлось пересмотреть все допуски с точки зрения массового производства, ведь Seiko Instruments первоначально создавала его, имея в виду объемы производства до 5 тыс. единиц в год”.
В то же время TAG Heuer удалось, не откладывая в долгий ящик, установить производственную линию последнего поколения, чтобы как можно быстрее начать выпуск необходимого количества механизмов. “Три года назад, когда было принято это решение, мы не могли развиваться так, как нам того хотелось, при этом мы хотели иметь возможность быстро реагировать на изменения рынка. Однако создание собственного механизма с нуля было слишком рискованным для тех сроков, которые мы ставили перед собой. Но ни один другой хронограф, кроме ЕТА, не смог пройти тестов, которым мы их подвергли, что является жизненной необходимостью для такой технической и спортивной марки, как наша, ведь наши хронографы используются в реальных условиях. Нашим требованиям отвечал только хронограф, разработанный Seiko Instruments. Обладая теми же размерами, что и калибр 7750, он получил колонное колесо и изобретенную нами колебательную шестерню. У калибра Seiko также была простая, надежная реверсивная система подзавода…”
Реализация этого выбора потребовала инвестиций в размере почти 20 млн швейцарских франков, из них 10 млн пошло на закупку производственного оборудования, позволившего TAG Heuer выпускать настоящую высококачественную альтернативу калибрам ЕТА, которые до того использовались маркой. Проделано все это было в рекордные сроки — на разработку и установку всей производственной линии потребовалось всего полтора года. По словам Ги Семона, богатырского вида главы технического отдела, этот калибр позволил марке совершить “квантовый скачок”, даже если марка все еще остается зависимой от Swatch Group, в частности, что касается компонентов Nivarox. Кроме того, инженерам марки пришлось изрядно потрудиться, чтобы интегрировать эти части в механизм, для которого они не предназначались. Однако сегодня механизм готов и работает в полную мощность.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 3 Новая полуавтоматизированная сборочная линия, установленная TAG Heuer в Ла-Шо-де-Фон специально для сборки механизма 1887.

Предприятие по производству 50 000 хронографов в год
Сборка механизмов проходит полностью в Ла-Шо-де-Фон, однако само производство сосредоточено в Корноле, городке в Юрском регионе, на фабрике Cortech. Эта компания по производству часовых корпусов, принадлежащая TAH Heuer, выпускает около 50% корпусов для всех часов марки (из стали, золота и платины).
На базе Cortech был открыт цех по производству деталей механизмов с запланированной мощностью в 50 тыс. калибров в год. На сегодня, однако, он выпускает ежегодно лишь 25 тыс. механизмов. Цех оснащен ультрасовременным оборудованием, все операции полностью компьютеризированы (включая, например, смазку, что все еще редкость для отрасли). Модульное оборудование, работающее круглые сутки без остановки, было собрано в целые производственные линии (каждое изделие автоматически передается с машины на машину). По сути, здесь изготовляется десять основных частей, которые потом доставляются в мастерские в Ла-Шо-де-Фон: платины, основные мосты, минутные мосты, мосты хронографа, гири.
Колесная передача, шестерни и другие детали, изготавливаемые путем штамповки, производятся подрядчиками из числа верных фирм-партнеров. “На данный момент мы не планируем заниматься интеграцией этих операций. Текущий проект и без того является весьма амбициозным, и с точки зрения стратегии такая возможность не рассматривается”, — говорит г-н Лебиго, руководитель подразделения производства, занимающегося изготовлением механизмов.

Механизм мира швейцарской часовой индустрии – часть 3 CARRERA 1887 CHRONOGRAPH и CALIBRE 1887 от TAG Heuer

Ультрасовременная мастерская
Эти базовые механизмы, мосты и платины потом направляются к TAG Heuer, построившей всего лишь за полтора года специальную мастерскую по сборке калибра 1887 с запланированной мощностью в 50 тыс. единиц в год. Нам не хватит места в этой статье, чтобы детально описать, как проходит каждая из приблизительно 60 операций, однако стоит заметить, что весь процесс был построен так, чтобы обеспечить полное и индивидуальное отслеживание каждого механизма во время сборки при помощи системы автоматизации и систематических проверок, действующих на каждом этапе процесса. Движение каждого механизма, установленного на кольцо с номером и таблицей данных (штрих-код нового поколения), отдельно прослеживается и заносится в базу данных, содержащую информацию о совершенной работе. Между подгонками механизмы перемещаются в корзинах от одной мастерской к другой. Каждая выполняемая операция автоматически заносится на отдельный монитор. В случае возникновения ошибки или неполадки механизм перенаправляют на коррекционную линию, при этом автоматически составляется сообщение оператору о точном местоположении механизма и на какой стадии сборки он находится.
Что касается системы контроля качества, установленный “фильтр” просто поражает воображение. Его цель — гарантировать качество каждого готового калибра. Механизм, предназначенный для сборки, автоматически должен пройти автоматизированную проверку на предмет выявления зазоров, видеопроверку спуска, автоматизированную регулировку в одном положении, автоматизированную проверку колесной передачи и функций старта/остановки/возврата в действии, лазерное измерение точности работы (средняя точность в горизонтальном положении при нулевом часе и без функций хронографа составляет от +2 до +10), и наконец, ручной осмотр и проверку.
На сегодня производственный комплекс все еще находится на стадии доработки, выпуская около 60 механизмов в день. Однако вскоре его мощность должна возрасти в результате продаж теперь уже знаменитого калибра 1887.

В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ ЧИТАЙТЕ…
Мы продолжим исследование мира швейцарских часовых механизмов в следующем номере Europa Star, в котором мы поговорим на такие темы.

III. Безудержно растущая популярность “мануфактурных механизмов”
За последние несколько лет целый ряд небольших и средних марок элитного сегмента и сегмента haute horlogerie начали работу над созданием собственных механизмов. Они обладают более-менее вертикализированным и интегрированным производством, зачастую при этом зависящим от плотной сети фирм-подрядчиков из юрского региона. Среди них такие независимые швейцарские марки, как Eterna, Schwarz Etienne, Breitling, Carl F. Bucherer, Frédérique Constant, Corum, De Witt, Vulcain и Bovet, а также французская марка Pequignet. Другие марки, пребывающие в поиске собственного механизма, принадлежат группам, например, Villeret (Montblanc), бывшая BNB (Hublot) и Genta и Roth (Bulgari). Возможно, в среднесрочной перспективе некоторые из этих калибров даже появятся на рынке. Кто знает…

IV. Лучшие из лучших
Марки, работающие в сегменте ультраэлитных механических часов, также имеют доступ к поставщикам высокого класса, создающим и изготавливающим эксклюзивные калибры, предназначенные для конкретных марок, “фирменные калибры”, получившие свое название в прошлом веке.
Эти “фирменные калибры” стали сегодня мощным маркетинговым инструментом, однако производителей-поставщиков, способных их изготовить, совсем немного. После краха BNB, однако, осталось еще несколько, среди них — основательный Christophe Claret со своими 63-мя in-house калибрами, выпускаемыми для 18 клиентов, плюс Renaud & Papi марки Audemars Piguet. Причем Renaud & Papi является постоянным поставщиком Richard Mille, а недавно создал и выпустил механизм для модели Chanel J12 Rétrograde Mystérieuse.

Источник: журнал Europa Star август-сентябрь 2010